Подорож Україною
   

    Здесь представлен текст публикации ЛУЧШЕ ГОР МОГУТ БЫТЬ ТОЛЬКО… ЧИСТЫЕ ГОРЫ!
Автор -
Олег СУПРУНЕНКО

Год публикации - 2002
Источник - Зеркало недели

Олег СУПРУНЕНКО

ЛУЧШЕ ГОР МОГУТ БЫТЬ ТОЛЬКО… ЧИСТЫЕ ГОРЫ!

Каждый год я с друзьями хожу в горы. Жен и подруг с собой не берем, поскольку называем свою ежегодную вылазку Походом, в котором трудностей и адреналина намного больше, чем сможет вынести нежный женский организм. Путевых заметок при этом не ведем — не до того. Но в этот раз Поход был полегче, времени поразмышлять, соответственно, больше, и выводы порой выходили за рамки дорожных записей. В нынешнем году было решено пройти уже проторенным маршрутом — по Черногорскому хребту, красивейшему месту Украинских Карпат. Хребет интересен в первую очередь благодаря двум обстоятельствам. Во-первых, он проходит по всем украинским «двухтысячникам», в том числе и по Говерле, во-вторых, находится в границах Карпатского биосферного заповедника и Карпатского национального природного парка. А это значит — здесь практически нет ничего, созданного цивилизацией. Цивилизация, однако, проникает сюда все агрессивней, и именно данный факт заставил взяться за перо.


О плюсах и минусах политического туризма

Итак, маршрут — от Говерлы до Попа Ивана. Вообще-то, мы как туристы Говерлу не любим. На то есть причина — в любой мало-мальски погожий день она полна народу, что лишает гору влекущего налета неприступности и ощущения гордого одиночества. Понимаешь, что нельзя быть эгоистом и что твои сограждане тоже имеют право на чудесный вид с вершины главной горы страны — пускай они и добрались машинами чуть ли не до ее подножия и поднялись налегке за два часика (это называется на языке туристов «матрацем»), а ты пыхтел два дня с тяжелым рюкзаком. Но ведь сограждане ведут себя отнюдь не как японцы на Фудзияме. Те ноги моют перед восхождением, а наши… К сожалению, почему-то немногие из поднявшихся (возможно, единственный раз в жизни!) догадываются убрать свой же мусор.

Еще большее сожаление вызывает обустройство вершины, во многом перекликающееся с реконструкцией центра столицы. Та же эклектика, отсутствие общей идеи и жалкие потуги на повышение духовности. Чего стоит только крест из двух алюминиевых (кажется) труб! Этот «трубный» крест, как свидетельствует надпись, подарен эмигрантом — бывшим земляком. Не потрясает красотой и флагшток, на котором трепещет главный флаг страны. Неподалеку, на небольшом вытоптанном кружке, стела, установленная в честь 10-летия независимости Украины «Укртелекомом». Хочется надеяться, к очередным юбилеям там не появятся стелы от «Оболони», «Світоча» или «Индустриального союза Донбасса»…

Но убогое обустройство не помешало Говерле стать Меккой нового вида туризма. Еще недавно туризм был один. Ну, может, делился на автомобильный и пеший. Ныне туризмов много — в том числе VIP, экологический, сельский, зеленый... К ним добавился еще один — политический. Основателем его в нашей стране можно смело называть всем известного Виктора Андреевича, видимо, влюбившегося в самую высокую гору Украины. Не случайно именно здесь, на высоте 2061 метр над уровнем моря, был основан блок, ставший победителем последних выборов в их партийной части.

Не раз еще «надежда масс» поднимался по склону, а с ним — сотни сторонников и сподвижников. И поскольку есть основания подозревать, что без своего лидера многим из политбойцов (а в их числе есть люди отнюдь не молодые) никогда не пришло бы в голову штурмовать горную вершину, звание основателя нового вида туризма господин Ющенко имеет полное право присвоить себе. Накануне восхождения добираемся до села Луги Раховского района, откуда и начинаем свое путешествие. Центр Европы на подъезде к Рахову продремали. Видно, иссяк энтузиазм прошлых лет, когда чувствовали себя без пяти минут самыми центровыми европейцами. А в первый раз даже просили водителя автобуса на минутку остановиться, чтобы ткнуть пальцем в медную точку на старинной тумбе с латинской надписью, перевод которой позже прочли в путеводителе: «Постоянное, точное, вечное место. Очень точно, со специальным аппаратом, изготовленным в Австрии и Венгрии, со шкалой меридианов и параллелей, установлен Центр Европы. 1887».

После ночевки в лесу начинаем подъем. Чувствуя себя уже не бывалыми туристами, а «пассажирами», которые на своем пути то и дело встречают семьи с детьми, старичков (одна бодрая бабуля решила отметить на Говерле свое восьмидесятилетие) и даже беременную на позднем сроке.

Вот и вершина. С чувством выполненного перед собой долга можно спускаться. Напоследок — пару фото, в том числе и с видом на вырубленный в национальном парке гектар леса для фристайлового трамплина, и продолжать Поход.


Коломыйские йоги — кто они?

С затоптанной и замусоренной Говерлы спускаемся к водопаду. Прут, стекающий вниз ручейком, постепенно набирает силу и на одном из отрезков своего пути превращается в каскад водопадов, высотой, согласно справочнику, до 80 метров. К нашему счастью, тропу сюда мало кто знает, и мы наконец-то имеем возможность почувствовать себя по-настоящему в горах. Здесь и заночуем, а следующим пунктом будет озеро Бребенескул — самое высокогорное в Украине, расположенное на высоте 1801 метр. Есть тут и свои завсегдатаи — йоги из Коломыи. На контакт эти люди шли неохотно. Один знакомый пояснил: в прикарпатском городке приверженцев йоги человек семьдесят, озеро Бребенескул они выбрали для своих физических и духовных упражнений.

Кроме йогов, соседями по стоянке оказались киевские студенты, которых инструктор водил по достопримечательностям Карпат. После ночевки студенты ушли, оставив холмик мусора приличных размеров… Здесь надо сделать нелирическое отступление. Мусор сопровождает странствующего по Карпатам буквально на каждом шагу. Идя по узким протоптанным тропам, то и дело натыкаешься на обертку, бутылку, носок, сигаретную пачку. И что интересно — все отечественного происхождения. Поскольку иностранцев в горах довольно много, факт этот стал у нас причиной праздных размышлений. Мнения разделились — то ли иностранцы более сознательные, то ли они закупаются едой и куревом у нас.

На стоянках же — просто катастрофа. Отходы туристского быта выглядывают из-под живописно разбросанных каменных валунов, деревьев и кустарников, кучами громоздятся возле кострищ. Причем по составу мусора можно смело утверждать — гадят «матрацники», т.е. пришедшие откуда-то практически налегке. Ибо турист, у которого маршрут 25—30 км в день и поклажа килограммов двадцать, не понесет с собой водку в бутылках (он ее в пластиковую тару перельет), маринованные огурцы и крекеры. А книги туристические учат — свой мусор, если забрать с собой невозможно, нужно закапывать. Консервные банки легко прессуются, и их можно закопать вместе с обертками и рваными кульками. Сверху кладутся камни потяжелее — иначе разроют собаки, которые бродят даже в очень, казалось бы, удаленных от людей местах. А вот жечь пластиковую тару в кострах не стоит. Сгорая, она выделяет так называемые стойкие органические загрязнители, которые оседают неподалеку. Самый простой способ не создавать мусорных гор в горах — забирать все с собой. Глядя на пустые рюкзаки уходящих домой туристов, хотелось им это посоветовать, да ведь вроде бы взрослые, культурные люди, должны и сами понимать…


Анабиоз крепости-обсерватории

Впервые услышав о заброшенной обсерватории на горе Поп Иван, в своем воображении я нарисовал что-то вроде разрушенной трансформаторной будки. И это был тот редкий случай, когда действительность превзошла все ожидания. Уже на подходе к Попу Ивану (высота 2021 м) астрономическая станция выглядит мрачным замком, взгляд в бинокль усиливает впечатление. Сама обсерватория потрясает — это колоссальное здание, выложенное из больших серых камней, с отдельно стоящей башней высотой с трехэтажный дом. Про обсерваторию мы много слышали от туристов — и информация эта, как оказалось, была далека от реальности.

В 1936 году польские власти решили выстроить на горе метеорологическую обсерваторию с астрономическим отделом. (Это было время, когда по Черногорскому хребту проходила граница между Чехословакией и Польшей; белые каменные столбики с буквами «Р» и «S» до сих пор служат ориентирами в туристских маршрутах.) Капитальное строение в конструктивистском стиле, в два этажа с восточной стороны и в пять с западной, со стенами из известняковых блоков толщиной в метр-полтора (!) было создано за три года. При этом стройматериалы и оборудование доставлялись со станции Ворохта на лошадях и даже на людских спинах. Башня-ротонда обсерватории была напичкана астрономической техникой, которую вывезли в 1939-м, практически сразу после постройки, сначала в Будапешт, потом в Вену, и только после войны дорогое оборудование вернулось на родину в Польшу.

Два года — с 1939-го по 1941-й новая, советская власть использовала обсерваторию по прямому назначению — отсюда запускались радиозонды, велись метеорологические наблюдения. Несколько месяцев, после очередной смены власти, в здании квартировалось подразделение венгерских войск. Сменившие их немцы вывезли остатки аппаратуры (самая ценная вещь — астрограф английского производства — попал во Львов, где и хранился до недавнего времени в физическом корпусе Львовского госуниверситета).

После бурных военных лет здание больше никогда не использовалось по назначению. Медную крышу растащили местные жители, как и все прочее более-менее ценное. Сегодня сооружение потихоньку умирает. Гниют толстые балки, рушатся перекрытия, в окнах гуляет не только ветер, но порой и облака — зрелище потрясающее. Внимательный осмотр и сейчас подтвердит, что перед глазами — чудо техники и богатства. В разрушенной котельной — остатки топки, и, возможно, мини-электростанции. Между толстыми каменными стенами и кирпичной «подкладкой» — трубы отопления, со сложной разводкой, остатками водогонов и прочими техническими наворотами. В комнатах (очевидно, гостевых — среди туристов ходят легенды о гостивших здесь Черчилле и Гитлере) следы от каминов, красивые металлические рамы, под толстым слоем грязи кое-где откопан выложенный «елочкой» паркет. Стены, увы, исписаны именами тех, кто здесь был за последние лет тридцать, каждая комната послужила туристской стоянкой со всеми вытекающими последствиями.

Во сколько обошлась бы реставрация такого объекта — представить трудно, может и в миллионы у.е. Впрочем, желающие есть. Ивано-Франковская облгосадминистрация предлагает разместить тут институт лекарственных трав и даже подготовила для этого рабочие чертежи для ремонта здания. Львовский университет хочет создать многопрофильную станцию — для ведения метеорологических, астрономических, сейсмологических и многих других исследований. А вот возведения здесь гостиницы с кабаком можно, вроде бы, не опасаться — в условиях национального парка это запрещено, а значит, пластмассовый мир здесь не победит…

Спускаемся вниз с покоренных вершин — до следующего года. Горы, на которых еще не бывал — они не лучше, чем эти, они другие. А эти могут быть лучше — если будут чище.



Год публикации - 2002.

Источник -

Зеркало недели

Независимое издание Украины Зеркало недели: эксклюзивная аналитика, уникальные источники информации, объективность и оперативность анализа политической и экономической ситуации. Основные темы публикаций: политика, экономика, культура, наука, право, публицистика, бюджет, финансы, банки, туризм, спорт, семья.


См. также:

Бребенескул

Говерла (2061)

Карпатский биосферный заповедник

Карпатский национальный природный парк

Карпаты

Луги

Поп Иван Чорногорский (2021)

Прут

Черногора


11.2005
Темы, объекты: мусор!!!, Украинские Карпаты, Черногорский хребет, Говерла, Поп Иван, обсерватория, Карпатский биосферный заповедник, Карпатский национальный природный парк, Прут, село Луги, Центр Европы, каскад водопадов, озеро Бребенескул