Подорож Україною
 
   

    Здесь представлен текст публикации Театральные дубы на хуторе
Автор -
Николай Полищук

Год публикации - 2006
Источник - Газета по-киевски

Николай Полищук

Театральные дубы на хуторе

Есть в нашей стране много туристических мест, связанных с жизнью и деятельностью выдающихся людей. Есть и много ландшафтных достопримечательностей. Но даже среди всего этого разнообразия кировоградский заповедник-музей хутор Надия стоит особняком. Связан он с жизнью не одного кого-то выдающегося, а с целой плеядой ярких личностей, оказавших большое влияние на развитие украинской драматургии – Иван Карпенко-Карый, Марко Кропивницкий, Мария Заньковецкая, Михаил Старицкий, Николай Садовский, Панас Саксаганский и Мария Садовская-Барилотти. Удивительно и то, что корифеи украинского театра не только жили и творили здесь, но и своими руками окультурили кусок степи, превратив его в цветущий парковый комплекс, не утративший своей красоты и сегодня. Да и туристы сюда приезжают несколько специфические: девять из десяти гостей хутора Надия имеют хоть какое-то отношение к театру.


Дубовый оазис среди степи


Дорога из Кировограда идет по абсолютно безлесной местности. До самого горизонта здесь тянутся поля, черноземы, лишь изредка где-то появится лесополоса, и через тридцать километров от областного центра мы вдруг въезжаем в царство огромных, гигантских дубов. Тех самых, посажанных когда-то семьей Тобилевичей. Собственно, сохранился не только парк, но и родовая усадьба драматургов, отреставрированная к празднованию столетия украинского театра в 1982 году. Тогда же среди уютной рощи с деревянными домиками и беседками построили еще один корпус из стекла и бетона, который, впрочем, не используется до этого времени.

Гости здесь, тем более в зимний период, редки: мало кто захочет ехать в заснеженный глухой угол. Если кто-то появляется в усадьбе, здешние жители просто отправляют гонца за несколько километров в село Николаевка, где живет директор музея Владимир Григорьевич Черный и экскурсовод, а по совместительству – научный сотрудник музея-заповедника Валентина Тобилевич – супруга внука основателя хутора. Да, гидов по музею придется некоторое время подождать, зато "зимним экскурсантам" будет обеспечен индивидуальный подход. А замерзнуть в ожидании вам не дадут сторожа: в натопленной сторожке они угощают гостей хлебом, салом и луком. Потому что перед осмотром хутора Надия подкрепиться не помешает. Кроме собственно музея, это еще и одиннадцать гектаров уникальной для степной Украины территории с прудом, рощицами, чистыми источниками, которые тоже когда-то были окультурены классиками. В свободное от сочинения шедевров время, разумеется.


Купание по рецепту ХІХ века


Современная дорога проходит не там, где она была в позапрошлом столетии. А соответственно и старые ворота с мемориальной табличкой причудливо стоят среди парка. Здесь вообще много удивительного. Например, удивительны резные деревянные скворечники на деревьях, каждый из которых представляет собой отдельный шедевр. Летом на здешнем пруду можно кататься на лодках, правда, сейчас эти малые плавсредства вытянуты до весны на берег. Искусственный водоем, между прочим, тоже представляет собой диковинку для безводных украинских степей. В Кировограде, например, перебои с водой – обычное явление.

– Обратите внимание на то, что пруд изначально устроен в форме подковы, – говорит нам Владимир Черный. – Это – отображение традиций купания в позапрошлом веке: мужчины ныряли отдельно, женщины отдельно.

Надо полагать, здесь не только купались классики украинской драматургии. Неподалеку от озера расположены лавочки, беседки, одним словом, все что нужно, чтобы сливаться с природой и отходить от мирских забот. Здесь вообще атмосфера очень успокаивающая, идеально приспособленная для отдыха. Наш гид говорит, что по возвращении из трехлетней политической ссылки весной 1887 года Иван Тобилевич поселяется на хуторе и решает превратить его в "оазис в степи". Надо сказать, что это удалось в полной мере.


Знаменитые родственники


– Усадьба основана выдающимся украинским драматургом, актером, театральным и общественным деятелем Иваном Тобилевичем (Карпенко-Карым) на земле, принадлежавшей его жене Надежде Карловне Тарковской, – продолжает свой рассказ директор музея, ведя нас куда-то по старым ясеневым аллеям усадьбы, – в память о ней и назван хутор. Кстати, почему-то мало кто знает, что супруга украинского драматурга была еще и теткой знаменитого русского поэта Арсения Тарковского, значит и бабушкой самого яркого советского кинорежиссера Андрея Тарковского. Вообще, в судьбе братьев Тобилевичей много чего остается за кадром. Например, мы знаем Михаила Садовского как театрального деятеля, но при этом мало кому известно, что он был героем Шипки, участником форсирования Дуная, добровольцем, отправившимся освобождать Болгарию от турок. Такой вот театр.

Старое здание, в котором и расположена основная экспозиция, представляет собой очень либеральный музей, никаких табличек "руками не трогать" здесь нет. Во всяком случае, присесть на музейный стул явно не возбраняется. А может быть, это и есть основа музея будущего, в котором посетителям предложат поиграть на рояле Марии Заньковецкой, попить чай из самовара Саксаганского?

А вот сыграть на тех же подмостках, что и корифеи украинского театра, можно. Здесь осталась сцена, на которой ставились написанные на хуторе произведения. Собственно, и сейчас на хуторе Надия проводится ежегодный театральный фестиваль, а кроме того, многие коллективы приезжают сюда в неорганизованном порядке. Кстати, у многих театралов связана с этими местами совершенно уникальная традиция.


Садить дубы – честь для заслуженных


Хутор Надия стал для Ивана Тобилевича настоящей творческой лабораторией. Здесь написаны комедии "Сто тысяч", "Хозяин", исторические драмы "Савва Чалый", "Гандзя" – всего 11 произведений. А еще он садил здесь, как уже говорилось выше, деревья. Сам садил и других заставлял. За почти полтораста лет деревья здорово подросли, но и сейчас возле каждого из них есть табличка с указанием о том, кто его посадил. Некоторые из них получили даже собственные имена: дуб "Богатырь" или явор "Отаман".

Надо полагать, многие театралы приезжают на хутор в погоне за вдохновением. Под шелест дубовой листвы они пытаются сотворить что-то гениальное. Выходит ли? Об этом судить любителям театра. Все-таки написать шедевр – штука сложная. Не то что посадить "свое" дерево рядом с деревьями классиков.

– Поверите ли, – говорит Владимир Григорьевич, – сюда началось паломничество не только театралов, но и вообще желающих посадить дерево. Приобщиться, так сказать, к классикам. Было время, что ни одна свадьба не обходилась без посадки нового дерева на хуторе. Может, это было бы и хорошо, но новые деревья нарушали саму гармонию парка, где все было раз и навсегда вычерчено и спланировано. Поэтому сейчас дубы разрешается садить только заслуженным людям.

– А как определяют заслуженных? – удивился я.

– А очень просто. Приходит из управления культуры бумага с рекомендацией разрешить такому-то посадку дуба. Мы подбираем место, и – пожалуйста, садите на здоровье.

Ради интереса смотрим на фамилии тех, кто таким странным образом отметился на хуторе. Самое молодое дерево здесь посадила болгарская театральная делегация. Рядом растет ясень, посаженный Гнатом Юрой. А вот дуб, который посадил призабытый у нас уже Александр Корнейчук. Сомнительного, конечно, значения классик, но дерево ведь в этом не виновато...


25.01.2006



Год публикации - 2006.

Источник -

Газета по-киевски

Ежедневная популярная газета


См. также:

Государственный музей-заповедник И.К.Тобилевича "Хутор Надия"

Кировоградщина

Средняя Надднепрянщина


05.2006
Темы, объекты: Хутор Надия, Кировоградская область, Иван Тобилевич (Карпенко-Карый), Надежда Карловна Тарковская, Марко Кропивницкий, Мария Заньковецкая, Михаил Старицкий, Николай Садовский, Панас Саксаганский, Мария Садовская-Барилотти