Подорож Україною
   

    Здесь представлен текст публикации Люди пещерного города
Автор -

Оригинал находится по адресу
http://www.vokrugsveta.com/S4/po_goram/gory.htm
Год публикации - 2006
Источник - Вокруг света

Люди пещерного города

...Не гляди! Во тьму потянет с кручи!

Как древний Аль-Каир, тут бездна глубока, И рук не простирай — ведь не крыло рука...


Адам Мицкевич.

«Дорога над пропастью в Чуфут-Кале»

--------------------------------------------------------------------------------

Пещерный город. Обычно человек с этими словами встречается нечасто.


Одни, слыша их, представляют глубокие подземелья, туннели и ходы, похожие на метрополитен, другие вспоминают сказку о подземном городе.


А в пещерном городище ощущаешь себя не под, а над землей.


Ибо пещерные города, например в Крыму, древние жители вырубали в огромных монолитных скалах, господствующих над окружающим миром.




Чуфут-Кале


Горная дорога жмется между отвесными скалами и маленькими татарскими домиками под черепичными крышами. Бежит мимо стремящихся в небо развалин ханского дворца, мимо высоченной, закрывающей собою больше половины неба стены.


Но вот справа открывается широкая лестница, ведущая прямо в скалу. Недоумевая, пробегаю глазами по широким ступеням: они, оказывается, ведут в Успенский пещерный монастырь, один из раннехристианских храмов Крыма.


До недавнего времени он находился в забвении: от церкви осталось лишь несколько выцветших фресок на скале да заброшенные кельи послушников. Сейчас же на его стенах чернеет множество фигур. То — монахи. Они, как заботливые ласточки, облепили свое гнездо и всячески благоустраивают, воссоздают древний монастырь.


Наконец, дорога приводит к подножию горы, которую оседлало древнее городище. Снизу видны лишь сложенные из камня стены нескольких домов, похожих, скорее, на крепостные укрепления, да скала с черными дырами. Издалека она выглядит, как разрезанная головка сыра.


Моя случайная попутчица — русоволосая женщина, — таща в руках тяжелую сумку, всю дорогу недоверчиво посматривала на меня. — Турист, — угрюмо бросила где-то уже на полпути. Я промолчал. — Значит, журналист. — А вы не караимка? — спросил я и окончательно выдохся, сломленный горной дорогой. — Нет... — обернулась она, уйдя далеко вперед, — но караимы там тоже есть.


Наконец, я у самых стен пещерного города Чуфут-Кале. Выцветшая и потрескавшаяся от солнца деревянная табличка объясняет, что передо мной — Южные, так называемые «потайные» ворота. Действительно, снизу они совсем не заметны. Если бы не моя спутница да редкие ржавые указатели, наверняка прошел бы мимо.


За высокими створками, обшитыми толстыми, проржавевшими от времени железными полосами, открылся узкий проход, зажатый двумя высокими стенами, — неуютное место для недоброжелателя, настоящая западня. Правда, сейчас на старых стенах нет и намека на воинственных охранников, и я благополучно миную эту мышеловку. За воротами — маленькая покосившаяся будка кассира. Унылый человек одиноко сидит перед ней на стуле.


Экскурсии сегодня сюда почти не ходят, не то что десять лет назад. Тут и там видны черные отверстия в скале. Над ними — разрушенные стены домов, камни для строительства которых вырубали прямо на плато. Поначалу люди жили в пещерах, позднее построили дома над ними. А пещеры стали использовать как подсобные помещения.


В самом Чуфут-Кале — гнетущая атмосфера сырых казематов. По темным подземельям гуляет особый дух древней жизни. На серых, кое-где покрытых плесенью стенах еще сохранились отметки примитивных рубил. Побудешь здесь немного — и сам как бы становишься древним человеком. Разбуженное твоими криками гулкое эхо озлобленно мечется во мраке акустической пещеры Чауш-Коба. «Акустической» ее назвали из-за исключительных «музыкальных данных».


Выходишь из подземелий — и оказываешься у самого обрыва плато, на котором лежит город. Отсюда, с высоты орлиного полета, открывается вид на огромную серую гору, монолитным телом закрывшую горизонт. Ничто не может поколебать ее спокойствия. Внизу лежит ущелье, по дну которого, словно неуверенной рукой ребенка, нацарапана тонкая неровная линия сельской дороги.


А чуть правее, в сероватой дымке, виден горный Крым с другими пещерными городами и крохотными татарскими деревушками.




Живущие в камне


В Крыму издревле повелось — чуть какая опасность, жители сразу уходят в горы. В итоге обитатели полуострова понастроили немало горных крепостей: Эски-Кермен, Тепе-Кермен, Мангуп-Кале, Чуфут-Кале и другие.


Особняком среди них, похожих и одновременно непохожих друг на друга, стоит Чуфут-Кале. Он самый известный из всех и наиболее сохранивший свой старинный облик. И, наверное, самый живой. Ведь последние жители покинули его всего лишь в начале XX века, а сегодня, в конце этого же века, они возвращаются.


Одно из самых ранних названий этого пещерного города — Кырк-Ор. Так его именовал Абульфеде — первый географ, описавший горную крепость и ее окрестности. «Кырк-Ор» в переводе с тюркского значит «Сорок крепостей».


Не совсем понятно, откуда пошло это название: то ли в округе было еще тридцать девять таких же городищ, то ли ее жители считали свой город равным по силе и богатству четырем десяткам других. Но так крепость называлась, когда в Крым пришли кочевники-тюрки и захватили ее. Более древнего, дотатарского, названия не сохранилось.


Как известно, татары на Крымском полуострове обосновались надолго. В крепости они разместили свой гарнизон. До сегодняшних дней сохранилась усыпальница-мавзолей Джанике-Ханым, дочери Тохтамыша — тогдашнего правителя монголо-татарского государства. А в период войн Крыма за независимость от Золотой Орды надежно укрепленный город служил правителям резиденций.


Позднее хан со своим двором переселился во дворец в Бахчисарае — новую столицу Крымского ханства, отстроенную в долине у подножия Чуфут-Кале. Где-то в это время в татарских источниках появляются первые упоминания о караимах, населяющих в основном Чуфут-Кале. О них пишет и турецкий путешественник Эвлия Челеби в «Книге Путешествий».


Татары и другие местные жители считали караимов евреями — отсюда и пошло новое название города. Ведь «Чуфут» — значит «иудейский», а «Кале» — «крепость». ...Блуждая среди городских развалин, уцелевших крепостных стен, я наконец набрел на отреставрированный домик. Вблизи него несколько человек пытались завести давно уже не работавший трактор, сиротливо стоявший на широкой колее старой каменной дороги.


Решив подождать, когда они освободятся, я вошел во двор дома. Пока осматривался, из темной пещеры в одном из углов двора появилась полная черноволосая женщина. В ответ на мою просьбу она заулыбалась: — Ну заходите. Домик казался необитаемым. По всему было видно, что живущие в нем только приноравливаются к новому месту.


Из мебели лишь застеленная пледом кровать стояла у стены. — Вам, наверное, Геннадий нужен? Директор наш? Он обо всем вам расскажет очень подробно. Вы тут подождите, а я за ним схожу. Если хотите, то почитать можете. Вот. — И она достала несколько книг. — «Караимская народная энциклопедия. Издано в Париже», — прочел я на первой странице одной из них.


Спустя несколько минут за окном послышался мужской возмущенный голос: — Да как вы не поймете? Трактор нужен мне сегодня! Через мгновение в дверях стоял совершенно спокойный, еще молодой мужчина: — Катык. Гена Катык. Директор Пещерного города — филиала Бахчисарайского музея. За несколько часов, что мы с Геннадием бродили среди обветшалых кенасс (молельные дома караимов), он рассказал мне о жизни караимов с тех пор, как Крым стал частью Российской империи, а караимы — подданными русского царя.


...При Екатерине II, когда Крымское ханство вошло в состав России, караимы подали императрице прошение, в котором доказывали, что они — потомки израильтян, переселившихся в Крым сразу после разрушения Первого Иерусалимского Храма (VI в. до н. э.), а потому ничего общего с распятием Христа не имеют. Вера же их, разъясняли караимы, есть чистая вера Моисея, не замутненная никакими искажениями, свойственными евреям-раввинистам.


Это было учтено, и при Екатерине, и при последующих правителях караимы всегда пользовались всеми правами российских граждан нехристианского вероисповедания. Имели право служить офицерами, жить в столице, заниматься торговлей, в отличие от просто евреев, которых всячески ограничивали дискриминационные законы.


У них в паспортах так и было записано: «Вероисповедания ветхозаветного». Российские государи вообще неплохо относились к караимам: Екатерина Великая, во время своего путешествия по Новороссии, даже поднималась сюда в горы. А Николай II посещал в Евпатории караимские кенассы.


1. После Октябрьской революции и гражданской войны довольно много состоятельных караимов эмигрировали в Европу. Во Франции образовалась многочисленная их община. Теперь они всячески помогают крымским караимам воссоздать свои традиции и культуру. Вот и энциклопедию помогли издать. В 1941 году, когда Крым оккупировали фашисты, караимы чуть не разделили судьбу миллионов евреев.


Но для начала немцы решили разобраться, кто есть кто, и долгое время проводили довольно тщательные антропологические исследования. В конце концов они все же уверились, что караимы — не евреи.


2. Кроме того, фашисты обратились к трем еврейским ученым с вопросом о происхождении караимов. А они соврали, дабы спасти ни в чем не повинных людей, своих братьев, как они они полагали. Вообще караимам счастливо удавалось избегнуть преследований. (Только в Киеве, где за дело взялись местные националисты, караимы попали в Бабий Яр.) Их не изгнали из Крыма при Екатерине, когда выселяли греков и армян, кстати, говоривших уже, как и караимы, на тюркском языке.


И когда из Крыма в 1944 году были выселены практически все малые народы, основная масса караимов осталась жить в Крыму. Но... Если в начале века в разных районах России жили около 14 000 караимов, то сегодня их осталось совсем немного — всего 800. К тому еще у караимов нет своей земли — они буквально рассеяны по всей стране.


Самые большие общины — в городах Крыма: Симферополе, Ялте, Евпатории, Бахчисарае. Также довольно крупная община живет в Литве в Тракайском районе. Их туда вместе с пленными татарами увел и поселил литовский князь Витовт. Но несмотря на тяжелую жизнь, караимы не давали забыть о себе.


Они очень разносторонний народ и, наверное, поэтому и смогли проявить себя во многих областях науки и культуры. Среди них было очень много талантливых людей: режиссер Сергей Юткевич, композитор Майкопар, есть художники, ученые. Сами караимы говорят: «В каждом деле был караим, достигший многого!»



Джанике-Ханым


Жара на плато, кажется, убивает все живое. Спастись можно только в сырых пещерах. Над ними же — лишь осколки стен и низенькие деревья, не дающие тени. Дышать почти нечем — иногда только, с гор на горизонте, набегает волна прохлады.


Но вольный ветер не удержать, и он бежит дальше. Зной возвращается к редким туристам и убогим деревцам, с отчаянием цепляющимся за голую скалу. Посреди городища стоит ни на что не похожее строение.


Эта невысокая восьмигранная башня манит к себе угадываемой прохладой. Несколько шагов — и ты в желанной тени. Из-за толстой кованой решетки тянется почти осязаемый вековой холод. В полутьме башни виднеется возвышение с арабской вязью.


Пока стою в тени башни, подходит группа разморенных туристов. Им уже ничего не надо, но закаленный жарой экскурсовод отрабатывает деньги: — Сейчас мы находимся перед гробницей знаменитой Джанике-Ханым — дочери хана Тохтамыша. По одной из легенд, Джанике-Ханым была правительницей города и погибла, защищая его.


Есть еще одна не менее интересная легенда о Джанике-Ханым. ...Осажденный город изнемогал от жажды. К девушке пробрался пастушок с известием, что знает, где есть вода, но только она, тоненькая как тростинка, может протиснуться в узкую щель в скале.


Целую ночь Джанике носила воду, и утром жители, готовые сдаться, увидели на центральной площади колодец полный воды. А возле него бездыханное тело девушки...



И все-таки — кто же они, караимы?


Некоторые этнографы до сегодняшнего дня не могут сойтись во мнениях относительно происхождения караимов. Часть ученых считает караимов евреями, оставшимися в Крыму со времен Хазарского каганата, господствующей религией в котором был иудаизм.


С этой гипотезой согласны многие: евреи принимают караимов в Израиле как своих репатриантов, местные жители (и в Крыму, и в Литве) тоже называют их евреями.


Только здешние караимы это отрицают. У них свое понимание собственного прошлого. Эту гипотезу поведал мне караимский активист Юрий Александрович Полканов: — Дело в том, что происхождение караимов как этноса очень тесно связано с их религией.


Сразу хочу оговориться: тот, кто ее исповедует, не обязательно караим по крови. Караимы есть среди арабов, славян, евреев. Так вот, в еврейской общине Багдада в VIII веке жил некий Анан.


Со временем он создал новое религиозное учение, главным законом которого был только Ветхий Завет с его десятью заповедями. И никаких толкований вроде Талмуда, как у евреев.


С веками это направление распространилось по многим странам Средиземноморья (Алжиру, Египту, Тунису, Византии), впоследствии дошло и до Крымского полуострова. Кстати, можно привести и такой довод: более тысячи лет караимы и евреи не заключали браков между собой. Так что эта религиозная общность трансформировалась в этнос.


Кроме того, у них появилось национальное самосознание, а это, в сущности, главное, что делает этнос — этносом. В Крыму большинство народов перешли на тюркский язык. И ставшие татарами киммерийцы на Яйле, и потомки генуэзцев и готов на Южном Берегу, а также греки, армяне и раввинисты-крымчаки.


И караимы. Теперь он, впрочем, практически полностью утрачен — осталось лишь несколько старых караимок, знающих родной язык.



Возвращение


В начале XX века, как уже говорилось, последние караимы покинули Чуфут-Кале.


Почему? Наверное, трудно было жить оторванными от цивилизации, от городов, в которых есть водопровод, появилось электричество. Сама крепость потеряла свое стратегическое значение.


Войны стали другими, и теперь пещерный город не представлял надежного убежища. Но сегодня многие народы стараются восстановить свою самобытность, свою культуру.


В том числе и крымские караимы. Народ пытается найти себя, жить по своим внутренним устоям и убеждениям, вырваться из какой-то всенародной уравниловки.


Самоидентифицироваться, как они сами говорят.

В планах караимской общины – создание в древнем городе Чуфут-Кале что-то вроде этнической деревни: восстановить старинные разрушенные дома, поселить в них караимские семьи, отреставрировать кенассы, открыть ресторан караимской кухни.


Но надо торопиться. Ведь если древнюю крепость не начать восстанавливать, то старые кенассы и древние пещеры окончательно окажутся во власти «диких» туристов и пронырливых летучих мышей... «Кысмет болса», — говорят караимы, что в переводе значит — «Как судьбе будет угодно».


В Израиле живет раз в десять-двенадцать больше караимов, чем в СНГ и других местах. Многие из них — уроженцы Крыма и Литвы. Там они, естественно, отрицают свое этническое несходство с евреями, но яростно отстаивают религиозную самобытность.


В частности, требуют собственного отдельного Бет-Дина — верховного религиозного суда. Правда, еще в начале века старики-караимы проклинали Авраама Фирковича, пробуждавшего в караимах это самосознание. Для них их народ — «Улус Израэль», но эти старики давно вымерли. По крайней мере, в Крыму.



---------------

Публикация из "Вокруг света" приведена без фотографий.



Оригинал находится по адресу
http://www.vokrugsveta.com/S4/po_goram/gory.htm

Год публикации - 2006.

Источник -

Вокруг света

сайт журнала "Вокруг света"


См. также:

Крепость и пещерный город "Чуфут-Кале"

Крым

Пещерный Успенский монастырь


05.2006
Темы, объекты: Крым, Чуфут-Кале, Успенский пещерный монастырь, усыпальница-мавзолей Джанике-Ханым