Подорож Україною
 
   

    Здесь представлен текст публикации В Хуст, где даже готика – из дерева
Автор -
Алена Крушинская
Оригинал находится по адресу
http://pk.kiev.ua/travels/2006/07/08/100027.html
Год публикации - 2006
Источник - Газета по-киевски

Алена Крушинская

В Хуст, где даже готика – из дерева

http://www.lvivrem.org.ua

08.07.2006


Хотя хустский замок далеко не лучшим образом сохранился, о нем почему-то слышали все, даже далекие от туризма люди. А вот шедевры, "небрежно рассыпанные" около городка, остаются в тени. Сокирница-Крайниково-Данилово-Александровка - названия этих сел звучат как музыка для тех, кто там был или хотя бы рассматривал в книгах фотографии прекрасных готических храмов с высокими шпилями, непонятным образом созданных ... из дерева.


Впервые я попала в Хуст, возвращаясь из Карпатского биосферного заповедника, где мы с друзьями несколько дней рыскали по горам и пещерам. С транспортом нам как-то не повезло. Не без труда удалось отхватить билеты на автобус "Хуст-Мукачево", а вот в окрестные села в обозримом будущем никакого рейса не намечалось. Поэтому пятеро товарищей и шесть рюкзаков остались в тенечке на привокзальной площади, а мне, как инициатору вылазки, пришлось искать средство передвижения. Сработал проверенный способ: обойти припаркованные машины и пообщаться с их водителями, и мне посчастливилось поймать за рукав владельца частного "бусика" и уболтать его покатать нас за умеренную цену. Первый пункт маршрута – село Сокирница в 15 км от Хуста по тячевской трассе. Из-за деревьев показывается острый шпиль, а затем и сама церковь с высокой башней, до самых крестов покрытая "чешуей" гонта.



Деревянное чудо Марамороша



Задрав головы и разинув рты, мы разглядываем церковь. Выглядит она таким же порождением природы, как и смереки вокруг нее. Словно в подтверждение, из оконца колокольни вылетает по своим делам настоящая сова. Чтобы не уронить авторитет, рот мне приходится закрыть; с умным видом я принимаюсь рассказывать своим спутникам о мараморошской готике. Так образно называют тип деревянных храмов, характерных для юго-восточной части Закарпатья – Марамороша. К этому типу относятся сокирницкий храм св. Николая и другие церкви хустской группы. Строгие готические формы, воплощенные в дереве и приспособленные к местным традициям украинскими мастерами, сохранили величественность, но человека не подавляют. Не в наших это обычаях.


Такие церкви традиционно состоят из трех частей: алтаря, навы (нефа) и бабинца с башней-колокольней. Срубы сложены из дубовых колод, скрепленных по углам врезами-"замками". Высокая крыша церкви, покрытая деревянным аналогом черепицы – гонтом или лемехом, успешно противостояла обильным карпатским дождям и не давала накапливаться снегу. И, конечно, самый яркий элемент – каркасная башня, переходящая в декоративный венец - "підсябиття", затем открытую аркаду (обычно там подвешивали колокола) и шатровую крышу с изящным шпилем, окруженным четырьмя маленькими башенками. Лично для меня непостижимо, как мастера достраивали тонкий шпиль, кажется, на него и опереться-то нельзя. В воздухе, что ли, зависали... И еще - зачем нужна башня, если рядом с церковью отдельно стоит колокольня? Считается, что это отголосок древней традиции: в XIII-XV веках подобные башни на храмах имели боевое назначение. Даже термин "підсябиття" происходит от слов "бить под себя", т.е. обстреливать из бойниц подножье башни. Поднявшись на отдельно стоящую колокольню, я выдвигаю гипотезу о том, что ее придумали специально для фотографов – отсюда вид на церковь просто замечательный.


Кроме даты постройки (1707 год) вокруг двери Николаевской церкви вырезаны орнаменты с древними символами солнечного круга, шестилистниками, полосками-"веревочками". Изначально церковь была построена в селе Шашвар (теперь это Виноградовский район) еще в начале XVII в., а при перенесении в Сокирницу ее перестроили и украсили башней. Вот еще одна особенность деревянной архитектуры – здание можно просто разобрать, перевезти и снова собрать на новом месте.



Солидный храм и грациозная церковь


Мы возвращаемся в бусик и едем дальше. А ехать-то и недолго: до церкви в селе Крайниково всего километра три, до Данилова – еще столько же. Оба храма относятся к тому же типу, что и сокирницкий. Казалось бы, все три церкви построены в соседних селах – а значит, и заказывали их мастерам примерно так: "Зроби, як ото у сусідів. Тільки краще!". Но каждая из них имеет яркую индивидуальность.


Храм архангела Михаила в Крайникове – самый старший (1668), он послужил образцом для мастеров, строивших церкви в Данилове и Александровке. Окруженный свитой из вековых дубов, чуть ли не своих ровесников, всем своим видом он производит солидное впечатление. Срубы сложены из могучих колод, опять-таки дубовых, гонтовая крыша поросла мхом, "одвірок" пышно украшен резным орнаментом со знакомыми по Сокирнице "веревочками" и "солнышками". Зная, что Михайловский храм – один из немногих в Украине, где сохранились настенные росписи по полотну, наклеенному на гладкие стены сруба (сделаны в XVII-XVIII вв.), мы приложили все усилия, чтобы отыскать сторожа. Он любезно открыл нам церковь и разрешил фотографировать. Ценные росписи сохранились плохо и срочно нуждаются в реставрации. Почти все изображения потемнели и превратились в "негативы" – на черных ликах сверкают белые глаза с темными зрачками (вряд ли это задумка художника). В других церквях такого видеть не приходилось.


Если для крайниковской памятки больше подходит слово "храм", то в Данилово просится название женского рода – "церковь", настолько она стройная и грациозная. Действительно, 35-метровая башня церкви святого Николая (1779 г.) - самая высокая из подобных закарпатских башен. А как она расположена! И без того высокая, церковь стоит на холме в центре села, устремляясь вверх своим тонким шпилем. Мы поднимаемся по крутой тропинке прямо к крыльцу церкви и не можем удержаться, чтобы не сфотографироваться, высунув физиономии в симпатичные окошки-прорези. По древнему срубу приятно провести рукой или посидеть, прислонившись к нему.



Неразумные девы и всадники Апокалипсиса


Последняя из хустской четверки церковь находится в селе Александровка, в четырех километрах от Данилово. Оставив машину на центральной улице, откуда видна за домами верхушка шпиля, как всегда, активно разыскиваем хранителя ключей. В конце концов, потратив немало времени, находим секретаря сельрады, и она ведет нас к цели сначала по сельским улочкам, а потом через чьи-то огороды. Церковь святой Параскевы Пятницы (1753 г.) на фоне окружающих гор выглядит просто фантастически.


В отличие от предыдущих храмов, она не действующая. В советское время в ней обустроили музей, экспонаты которого – утварь, одежда, посуда - и сейчас здесь пылятся. Иногда сюда на экскурсию привозят школьников, а в последнее время стали все чаще приезжать туристы. Но, конечно, не ради музея, а ради росписей, широко известных в узких кругах. Мы же, впервые попав тогда в Александровку, об этом еще не подозревали, поэтому первое впечатление было шокирующим. Яркие, красочные росписи работы Стефана Теребльского (1779 г.) покрывают стены, и даже свод церкви. Сохранились они лучше, чем в других храмах Закарпатья, но срочно требуют профессиональной реставрации. Каким-то чудом сохранился и четырехъярусный иконостас XVIII века.


Сюжеты росписей в центральной части храма нам были более или менее понятны. Во всяком случае, изображения мучеников, ангелы, страстей Христовых и других библейских сцен вопросов особых не вызывали. Но в бабинце, западной части храма, где находится вход, со стен на нас смотрели какие-то девицы с кубками в руках. Причем на одной стене барышни держали их нормально, а на другой – опрокинутыми. Восполнив дома свои постыдные пробелы в образовании при помощи книг по искусству и Библии, мы узнали, что имелись в виду библейские "девы разумные" и, соответственно, "неразумные", и в руках у них не кубки, а масляные светильники. Воины и черти с мечами, луками и весами, едущие на конях, оказались апокалиптическими всадниками, а еще две картинки, на которых изображено что-то не совсем понятное, но очень жуткое – аллегориями греха и триумфа смерти.


Друзья! Путешествуйте по родному краю! Это расширяет вашу эрудицию!



Постскриптум, он же пролог


Четыре шедевра, увиденные нами за один день, потрясли всех, даже нашего водителя. Он ходил смотреть храмы вместе с нами и с интересом слушал мои комментарии. По возвращении в Хуст он взял с нас намного меньше денег, чем договаривались – впритык за бензин, и немногословно поблагодарил: "Скільки тут живу, а того не бачив і не знав!"


Меня же марамарошская готика бесповоротно влюбила в деревянные церкви. И чем больше я о них узнаю – из книг и при "личных встречах" в поездках по Украине, тем больше они меня удивляют.



Как доехать:


Можно ехать прямым автобусом Киев-Хуст (рейс 578, отправление 16:20, прибытие 09:00), возвращаться им же (рейс 577, 13:30-06:15). Другой вариант – поездом до Мукачево, а оттуда таксобусом на Хуст. До сел. Ходять таксобусы из центра Хуста (не ищите их на вокзале). В любом случае, на поездку надо минимум три дня, иначе ничего не успеете. Переночевать можно в одном из частных отелей или на турбазе в Хусте.



Кстати


Проект автора статьи "Деревянные храмы Украины" в 2005 году выиграл грант президента Украины для одаренной молодежи. В задачи проекта входит сбор информации и литературы, проведение экспедиций, составление фотокаталога, и как результат – создание первого в Украине сайта, посвященного деревянному зодчеству (подробнее о проекте можно прочитать здесь: www.lvivrem.org.ua/offtopic/derevkhramy.htm).



Оригинал находится по адресу
http://pk.kiev.ua/travels/2006/07/08/100027.html

Год публикации - 2006.

Источник -

Газета по-киевски

Ежедневная популярная газета


См. также:

Александровка

Данилово

Закарпатье

Крайниково

Михайловская церковь

Николаевская церковь

Николаевская церковь

Сокирница

Хуст

Церковь Св. Прасковьи


07.2006
Темы, объекты: Хуст, Сокирница, Крайниково, Данилово, Александровка, юго-восточная часть Закарпатья, Мараморош, сокирницкий храм св. Николая (1707), Храм архангела Михаила в Крайникове (1668), церковь святого Николая в Данилово (1779), Церковь святой Параскевы Пятницы в Александровке (1753)