Подорож Україною
 
   

    Здесь представлен текст публикации В гости к Кайдашам
Автор -
Светлана НАКОНЕЧНАЯ
Оригинал находится по адресу
http://pk.kiev.ua/travels/2007/11/30/080049.html
Год публикации - 2007
Источник - Газета по-киевски

Светлана НАКОНЕЧНАЯ

В гости к Кайдашам

25 ноября исполнилось 169 лет со дня рождения этого классика украинской литературы. Дата, конечно, еще не круглая, однако чем не повод посетить родину автора "Кайдашевой семьи" – поселок Стеблив в Черкасской области, где создан замечательный музей мастера колоритного слова.

Вообще Нечуй-Левицкий – писатель очень "топографический" (что, впрочем, неудивительно, ведь он был членом "Императорского Российского географического общества"). Ну, а поселок Стеблив и его окрестности – это вообще рай для поклонников творчества писателя, коих среди нас немало. Любой местный ребенок расскажет вам, как пройти к суконной фабрике, что упоминается в повестях "Микола Джеря" и "Бурлачка" (кстати, эта фабрика – старейшее текстильное предприятие в Украине). А потом проведет к скале, с которой горемычная Василина – главная героиня "Бурлачки" – сбросила в Рось своего новорожденного сына. Причем фамилия у вашего провожатого вполне может оказаться Кайдаш. Или же он будет из "рода Джериков" (это уличное прозвище существовало в Стебливе испокон веков). А еще в Стебливе и сегодня живут Балаши, Довбыши, Корчаки, Крутенки – потомки тех, у кого Нечуй-Левицкий "позаимствовал" для своих героев не только имена, но и некоторые черты характера...


Изменился только транспорт


Ехала я в Стеблив со стороны Богуслава, и экскурсия для меня началась еще в дороге. Вот наш старенький ЛАЗ проезжает село Биивцы. Самое обычное, на первый взгляд, украинское село, разве что рельеф интересный: большая часть села расположена в длинном и глубоком яру. Но именно в этом яру – в местечке Западинцы – "обитала" до замужества младшая невестка Кайдаша Мелашка. Когда водитель заглушил мотор, и автобус беззвучно покатился вниз, я почти явственно представила, как литературный старый Кайдаш изо всех сил пытается удержать несущихся со спуска волов. Когда же ему это не удается, гордячка Кайдашиха вылетела из воза, словно мяч, только желтые сапоги в воздухе мелькнули... Интересно, о чем мечтал путник, ехавший этой же дорогой сто с лишним лет назад? Возможно, о том, чтобы этот яр когда-нибудь засыпали, и дорога стала ровной и безопасной? А может, наоборот, любуясь пейзажем, мечтал, чтобы внуки-правнуки видели в этом месте точно такой же восход солнца и такой же закат? В любом случае, замечательно, что есть еще на нашей земле "ложбинки и возвышенности", которые мы сможем передать потомкам, словно семейную реликвию.


Кайдаши – настоящие и книжные


В самом Стебливе дом, в котором родился писатель, к сожалению, не сохранился. Литературно-мемориальный музей разместился в так называемой "новой хате" Левицких. Дом этот принадлежал парафиальной общине Стеблива (и отец, и дед писателя были священниками). В доме Иван жил мало, еще в восьмилетнем возрасте его отправили на учебу в Богуславское духовное училище, а затем он набирался ума в Киеве). А вот на летние вакации наведывался.

Уже много лет директор музея – Сергей Левкович Хаврусь – уникальный человек, знающий биографию и творчество Нечуя-Левицкого "от а до я" и рассказывающий о нем с невероятным запалом. Хотя в экспозиции не так уж много вещей, лично принадлежавших писателю, все экспонаты в той или иной мере олицетворяют время, в которое он жил, и дух его произведений. Скажем, в первом зале воссоздана атмосфера быта тогдашнего сельского священнослужителя: настенные часы с длинным маятником, скромная мебель, вышитые рушники и картины на стенах. Отец писателя – Семен Левицкий – до конца дней оставался в глубине души старосветским батюшкой. С крестьянами держался просто, проповеди, несмотря на запрет Синода, читал на украинском языке. Кстати, его сына в советское время критики называли чуть ли не воинствующим атеистом. Однако хотя писатель и высмеивал некоторые стороны деятельности церкви, существование Бога сомнению не подвергал. Нечуй-Левицкий, между прочим, первым вместе с Пантелеймоном Кулишом осуществил перевод "Библии" на украинский язык.

Рассматривая старинную одежду и нехитрые предметы крестьянской утвари в музее, вспоминаешь "Кайдашеву семью", герои которой только и делают, что колошматят друг друга за куски полотна, горшки. В этом же зале – старинная фотография не книжных, а настоящих стебливских Кайдашей. Со снимка глядят вполне миролюбивые, добрые лица. Оказывается, сварливостью настоящие Кайдаши особо никогда не отличались. Не было среди них и горьких пьяниц. Но одну "фамильную" черту, по словам Сергея Левковича, писатель у них все же "подглядел": все Кайдаши – люди настырные и гордые.


Настоящий "отец" Прони и Голохвастова


Один из залов музея посвящен киевскому периоду жизни Нечуя-Левицкого. В музее воссоздана обстановка рабочего кабинета писателя, демонстрируются его личные вещи, в том числе рояль, который Иван Семенович купил, когда собирался жениться на одной польской панночке (правда, женитьба расстроилась, и писатель до конца дней своих так и остался холостяком).

Многие считают, что Нечуй-Левицкий писал исключительно о сельском быте. На самом же деле писатель был великолепным знатоком жизни Киева конца XIX – начала XX века. Так, по мнению известного современного киевоведа Анатолия Макарова, Нечуй-Левицкий "знал быт Киева так, как никто ни до, ни после него". Читая рассказы "Афонський пройдисвіт", "Київські прохачі", "Ніч на Дніпрі", можно почти явственно ощутить атмосферу тогдашних городских улиц, базаров, церквей. А еще перу Нечуя-Левицкого принадлежит пьеса "На Кожум’яках", которую автор великодушно подарил Старицкому, и тот, поменяв имена героев и немного переделав сюжет, явил миру нетленную комедию "За двома зайцями". Ужасная несправедливость – то, что на театральных афишах рядом с именем Старицкого не указывается имя первого (и главного!) автора. С другой стороны, подарок сей свидетельствует о широте души Нечуя-Левицкого. И о том, что вопрос славы для него был далеко не главным в жизни. Умер Иван Семенович в городской богадельне. Наведывавшая его в больнице Мария Гринченко, жена писателя Бориса Гринченко, вспоминала, что "умирал он, как свечка догорает" – тихо и безропотно. Лишь однажды, вздохнув, сказал: "Ох, всі про мене забули"...



Оригинал находится по адресу
http://pk.kiev.ua/travels/2007/11/30/080049.html

Год публикации - 2007.

Источник -

Газета по-киевски

Ежедневная популярная газета


См. также:

Киев

Стеблев

Стебливский литературно-мемориальный музей И.Нечуй-Левицкого

Черкаcсщина


11.2007
Темы, объекты: Черкасская область, Стеблив, Иван Нечуй-Левицкий, Литературно-мемориальный музей Ивана Нечуя-Левицкого, Киев