Подорож Україною
 
   

    Здесь представлен текст публикации Метафутуризм - Шаргород, Украина
Автор -

Оригинал находится по адресу
http://www.mfutur.ru/shargorod_home.html
Год публикации - 2008
Источник - Метафутуризм - общество развития актуального искусства

Метафутуризм - Шаргород, Украина

Шаргород является уникальным местом на просторах Восточной Европы - здесь на крошечной территории сосредоточены следы бытования различных культур и конфессий. Замок графа Замойского, синагога 1589 года, костел 1591 года, униатский монастырь. Бурса, где учились известные украинские писатели - М. Коцюбинский и С. Руданский, остатки турецкого вала - отражающего период, когда Подолия принадлежала Османской империи. Здесь находятся катакомбы, на которых собственно и стоит город, остатки еврейского местечка, великолепное старое еврейское кладбище, существующее с XVI века, и огромное новое, на котором хоронят с 1799 года.

Возникновение Шаргорода связано с именем известного польского политического деятеля Яна Замойского. Заботясь об укреплении обороны юго-восточных окраин Речи Посполитой, король Стефан Баторий пожаловал Яну Замойскому, канцлеру и верховному гетману, безлюдную пустошь у границы Подольского воеводства с Брацлавским воеводством. Замойский выбрал высокий мыс при слиянии речек Мурашки и Колбасной (мысовые укрепления были тогда весьма распространены). Грамотой от 26 марта 1579 года король Стефан Баторий поручил Замойскому закрепиться здесь. По замыслу короля, крепость смога бы обеспечить защиту края, обезлюдевшего вследствие непрестанных набегов татарских орд. Король освобождал новых поселенцев этих мест от податей сроком на двадцать лет.

Крепость получила название Шаргород (Шарогруд, Шарый Городок, Шаригрод), в честь Флориана Шарого (Серого), родоначальника рода Замойских. В 1583г. канцлер Ян Замойский расширил свои владения у восточной границы Подольского воеводства, приобретя у каменецкого епископа Карчмаровскую волость.

На высоком мысу при слиянии рек Мурашки и Колбасной он заложил замок, который должен был контролировать издавна существовавшие здесь переправы. В том же году на поселение к стенам замка прибыло 260 человек. В 1585 г. оно получило название Шарый Городок, а весь край, прилегавший к реке Мурашке, стал называться Шаргородской волостью. Небольшое приграничное поселение вскоре заняло ключевое положение в обороне края как от набегов татар или разбойников из Валахии, так и от местных казаков, бунтовавших время от времени. Шаргород, значительно лучше укреплённый, чем другие крепости Замойского, стал столицей украинских владений канцлера.

В систему оборонительных сооружений города входило здание синагоги крепостного типа. Князья Замойские, имея опыт деловых контактов с евреями, старались, видимо, поддержать развитие Шаргородской общины: едва ли без их помощи евреи могли возвести столь значительных размеров каменное сооружение уже в 1589 г., вскоре после основания города. Для синагоги было выбрано место на юго-восточной окраине недалеко от места впадения реки Колбасной в реку Мурашку. Массивное здание синагоги, приспособленное к обороне, не раз, вероятно, так и использовалось. Толстые стены, высокий ренессансный аттик с живописными зубцами и маленькими декоративными башенками по углам, редко расставленные крупные окна придают синагоге своеобразный вид. Она служила центром не только религиозной, но и общественной жизни общины. Здесь молились, слушали проповеди, проводили судебные заседания, диспуты, учились и т. п.

Шаргородская синагога представляет собой в плане композицию, близкую к центрической, с амвономбимой посредине. Окруженная четырьмя опорными столбами, бима являлась одновременно и важной конструктивной частью сооружения, так как на ее столбы опираются своды, образующие десятипольную систему покрытия. Девяти сообщающимся свободно друг с другом внутренним объемам отвечают крупные окна - по три на фасаде. Есть тут еще и малый зал с интересным барочным порталом. В пристройке к основному зданию находилась школа-хедер. Несколько напоминающая мавританскую, архитектура шаргородской синагоги импонировала туркам, и во время оккупации ими края в синагоге помещалась мечеть.

Высота синагоги изнутри составляла около двадцати метров. Здесь всегда стояла передвижная лестница для уборки и самых разнообразных ремонтных работ. Молельный зал был очень хорошо освещён - днём через высокие окна, а ночью светом от огромных бронзовых светильников, подвешенных на толстых цепях, свисающих с потолка. Трёхметровая менора, отлитая из бронзы, стояла на специальной деревянной подставке (судя по надписи на o меноре, она была сделана в 1820 году). Амуд (буквально "Столб", специальная подставка с пюпитром, местом молитвы "посланника общины"), за которым молились, представлял собой каменную глыбу, возвышавшуюся над землёй и украшенную барельефом с изображением двух львов и надписью: "пред тобой предстаю, Господи". На биму, устроенную посреди огромного зала, поднимались по десяти ступеням, высеченным с двух сторон из цельного камня. Под бимой была пещера, в которой хоронили вышедшие из употребления святые книги; Огромный купол над бимой опирался на четыре столба. Все столбы были покрытии красивой резьбой. На биме стоял древний вырезанный из дерева и покрытый кожей стул - "кисэ Элиягу", которым пользовались очень редко. Арон-кодеш глубиной четыре пять метров находился в восточной стене, к нему поднимались по ступеням, вырубленным в камне. Каждая его дверца была сделана из цельной деревянной плиты и украшена резьбой. В арон-кодеше лежал молитвенник, написанный на пергаменте, со специальной молитвой в память жертв Хмельнитчины 1648 г. Эта молитва - плач была построена в алфавитном порядке, начиналась с буквы "шин" - с названия города Шаргород. На первом месте с восточной стороны, справа от арон-кодеши никогда никто не сидел. Там был невысокий штендер (подставка для молитвенника). По всей длине западной стены внутри молельного зала шла галерея - "эзрат нашим". На галерею поднимались по лестнице из вестибюля в толще западной стены была очень узкая потайная лестница, которая вела на крышу. Перед западной стеной синагоги была возведенная дополнительная стена, и в образовавшемся пространстве устроили ещё четыре молельни, по две с каждой стороны, одна над другой. В городе их называли "бузим кэшэнес", то есть "карманы жилетки".

В синагоге имелась специальная комната для обрезания, здесь был умывальник с раковиной, вытесанной из большого цельного камня. Здесь же сохранился большой бронзовый светильник. Такие светильники, только большего размера были и в большом молельном зале. Каждая из маленьких синагог принадлежала, соответственно, обществу пекарей, портных, сапожников и Похоронному братству. Ремесленные общества, собиравшиеся в этих молельнях, не нанимали специальных служащих для своих молитвенных собраний. Обязанности чтеца Торы, хазана выполнял кто-либо из общины. И только в синагоге Погребального братства был наёмный хазан, так как, согласно закона, запрещено молилыцикам и специалистам (врачам) вести общественную молитву, ибо не могут они быть "представителями общины" во время молитвы.

В синагоге сложились свои обычаи. Рассказывают, что в Шаргороде было принято в дни, предшествовавшие празднику Иом Кипур, оставлять на ночь ведро, полное воды, и чистое полотенце для мёртвых, души которых собираются в синагоге в эти дни перед совместной молитвой общины, чтобы, подобно o живым, произнести молитву". Этот обычай скрупулёзно соблюдался. Из поколения в поколение сохраняется страшная история о шамаше по имени Моше, забывшем однажды оставить на ночь в синагоге воду и полотенце.

Синагогу закрыли в 30-х годах, здание было занято под крупорушку, а после войны - под сокоморсовый завод. Недалеко от Большой синагоги расположена Малая синагога, от которой практически ничего не сохранилось. Просвещенный человек своей эпохи, Ян Замойский, учившийся в Париже, Страсбурге, Падуе, развернул кипучую деятельность и в своих имениях, приглашая для строительства лучших итальянских зодчих. Так, архитектор Бернардо Морандо построил город Замостье. А спустя пять лет тем же Морандо 28 мая 1585 года заложена система фортификации Шаргорода. На гравюре-панегирике в честь основателя Шаргорода, датированной 1617 годом, шаргородский замок показан пятибастионным. Новый королевский привилей Сигизмунда III от 26 января 1588 года давал магдебургское право быстро расцветшему на выгодных торговых путях городу. Все проезжающие через него купцы (не забудем, что ближайшими торговыми центрами были Могилев-Подольский с одной стороны и Бар с другой) должны были на два дня выставлять для свободной продажи свои товары, а местным жителям разрешалось вести торги с татарами, турками и молдаванами, соблюдая при этом, однако, известную осторожность, ибо большое скопление иностранцев могло повлечь опасность для самого Шаргорода.

Одновременно королевским привилеем все селящиеся здесь освобождались на двадцать лет от всяких налогов и повинностей. Городу дан герб: св. Флориан держит в правой руке щит, где изображены три скрещенных копья, а в левой - сосуд с водою, заливающей пожар.

Удивительно, что планировочная структура города сохранилась с давних времен. Если мысленно предста вить гигантский челн, перевернутый вверх дном, то это будет мыс между Мурашкой и Колбасной, на вершине которого размещен прямоугольник городской площади, от которой сбегают к носу "челна" три-четыре основные улицы, устремляясь туда, где встречаются обе речки, где издавна существовали плотины, мельницы и городские ворота. Отсюда же поднимаются соседние возвышенности противоположных берегов, именовавшиеся издавна Мурафской и Могилевской горами oo по направлениям к ближайшим городам. Часть Мурафской горы называлась еще Джуринецкой горой, потому что мимо нее, через село Гибаловку, шла дорога на Джурин. С этих гор в прошлом начинались все беды Шаргорода, потому что не только купцы, но и непрошенные гости являлись именно оттуда, любовались живописной панорамой открытого как на ладони города-крепости и... приступали к его осаде или штурму. Первыми разрушили Шаргород козаки в 1595 году. Полный социальных противоречий, город не раз становился местом ожесточеннейших сражений. Но в августе 1648 года он сдался без единого выстрела козацко-крестьянским войскам Максима Кривоноса и Ивана Ганжи, поскольку гарнизон накануне сбежал. В марте следующего года замок осадили три польских полка, но ушли, видя, что "орешек" не по зубам; и только в 1650 году козаки сдались Марцину Калиновекому. А в ноябре 1653 года двадцатитысячное войско Богдана Хмельницкого заняло Шаргород. Из замка гетман писал к русским послам В. Стрешневу и М. Бредихину. В начале XVII в. территория города состояла из четырёх частей: Старого города, защищённого с востока стенами замка, а с остальных сторон земляными укреплениями с бревенчатым частоколом и рвом, наполненным водой; Нового города, выросшего, вокруг костёла и церкви на земле, принадлежавшей церковному приходу; а также двух предместий. Одно из них Гибаловка (село с этим названием существует здесь до сих пор) располагалось за рекой Колбасной, другое - Сеньковцы находилось на правом берегу Мурашки, где впоследствии, в начале XVIII в., образовалось предместие Слобода.

Перед нами Костёл св. Флориана, в сакристии которого висит старинный портрет-парсуна. На глухом темном фоне ярко выписано лицо: крупный нос, румянец во всю щеку, огромные усищи и умный, живой взгляд; чуть приглушенный блеск золотых пуговиц на жупане, золоченая булава - символ власти. В левом верхнем углу родовой герб "Елита" (три скрещенных копья на красном поле) в окружении начальных букв имени и титула: "Ян Замойский, Канцлер и Гетман Велький Коронный" - и даты жизни 1542 -1605. В нижней части холста на светлой полосе две строчки по-латыни: "Ян Сариуш Замойский, высший военачальник и канцлер коронный, общины шаргородской года 1595 основатель". Костел открыт 3 ноября 1595 года и сохранился доныне с небольшими переделками. Это трехнефная базилика, сложенная из известняка, оштукатуренная и побеленная. Фасад ее с довольно сдержанным декором и некоторой сухостью деталей имеет четкий запоминающийся силуэт заостренные волнообразные очертания аттиков боковых нефов, повторенные в высоком среднем аттике, увенчанном небольшим полукруглым фронтоном с крестом. Интерьер обильно насыщен деталями, но все просто, все - на месте, освященное традициями. Цилиндрический свод с распалубками к окнам второго света сплошь покрыт великолепной орнаментальной росписью в духе "гротеск". Предполагается, что роспись относится ко времени строительства костела, однако она могла быть поновлена и в 1717 году, когда костел реставрировался после долгих лет забвения. В 1717 году выполнены из тонированного алебастра четырнадцать горельефов в рамах-порталах, посвященных теме "крестного пути" и помещенных на пилонах и в боковых нефах. Они словно иллюстрации к известному произведению для хора и органа Ф. Листа "Via Crucis" "Четырнадцать остановок на крестном пути". Фигуры горельефов даны на живописном фоне. Обращает на себя внимание и великолепно исполненное, работы старых итальянских мастеров распятие в главном алтаре костела. В 1717 году тогдашний владелец Шаргорода магнат Станислав Любомирский пригласил на берега Мурашки монахов ордена униатов базилиан, основавших тут монастырь и школу (1719). Уния встретила резкое сопротивление православного населения. В 1726 году в Шаргороде возникло братство со своей школой, а спустя еще восемь лет вспыхнуло восстание под началом сотника шаргородских Козаков Верлана. Приняв титул полковника, Верлан собрал под свои знамена значительные силы гайдамаков, намереваясь изгнать из края "иноплеменников" и присоединить Правобережье к России. Однако восстание потерпело поражение. Около 1782 года новый владелец Шаргорода Иосиф Сосновский предоставил базилианам для постройки монастыря и школы-бурсы развалины замка и необходимые средства. Школа, в которой порой училось до шестисот учеников, славилась на всём Правобережье. После присоединения края к России монастырь был обращен в православный, а школа - в семинарию, позже - в духовное училище. В 1840-е годы здесь учился замечательный украинский поэт Степан Васильевич Руданский (1834 1873). Каким громадным зарядом жизнерадостности и здорового подольского юмора должен был обладать сын бедного сельского священника села Хомутинцы близ Винницы, чтобы восьмилетнее пребывание в этих жестких условиях не только не сломило, но и развило прекрасное дарование! Выдающийся украинский писатель Михаиле Коцюбинский (1864 -1913) учился в Шаргороде в другое время, в 70-е годы. Именно в Шаргородской бурсе по прочтении сочинения юного Михайлика преподаватель, входя в учительскую, произнес: "Будем иметь своего литератора". И не ошибся. ( Несколько позже здесь же учился и замечательный украинский композитор, мастер украинского хорового искусства Николай Дмитриевич Леонтович (1877-1921), автор классического "Щедрика". Мемориальные доски на фасаде бывшей бурсы напоминают о славных именах. В центре бывшего монастырского подворья, занявшего верхнее плато междуречья, высится видимый со всех мест Шаргорода и окрестных гор громадный собор св. Фйертшт или Николая Мирликийского. Здание с четырехколонным портиком на главном фасаде, обращенном, вопреки канону, на юг, а не на запад, было заложено еще при базилианах, успевших поднять стены только до первых окон. Завершено же строительство лишь в 1806 -1818 годах, уже в православии. Монументальность собора резко контрастировала с мирской суетой шаргородских обывателей, однако в каменной стене с башнями по углам и трехъярусной колокольней в центре, против главного фасада собора, возведенными в 1848 году, размещались лавки торговцев, вполне. зримо сочетавшие святость обители с суетой мира сего. К восточному крылу собора примыкает двухэтажный корпус келий с живописными крыльцами и лестницами. Поперек торца келий - длинное здание бурсы. Архитектура его проста, утилитарна и не лишена некоторого изящества. Примечательно, что такие же портики из спаренных колонн, что и при входе в собор, устроены и в здании бурсы и во втором этаже корпуса келий, только пропорционально уменьшенные. Отсюда и сегодня раздается бой в два колокола старых монастырских курантов. В Шаргороде многое нуждается в скорейшей реставрации, в спасении, консервации, изучении, исследовании. Чего стоят одни только подземные лабиринты, давшие в свое время камень городу и не раз спасавшие его жителей, как известные катакомбы в Одессе. Но особенный колорит Шаргороду придают местечковые дома ремесленников и торговцев в Старом городе, которыми застроен весь холм в междуречье Мурашки и Колбасной. Такими или почти такими были подобные дома и сто, и двести лет назад, и, может быть, еще раньше. В Шаргороде всего полнее можно представить себе жизнь персонажей Шолом-Алейхема и Исаака Бабеля. Мы подошли к Музею еврейского быта. По словам турецкого путешественника Эвлия Челеби, посетившего летом 1656 года Шаргород, замок имел пятиугольную цитадель на холме, с деревянными домами посада над рекой, обнесенного земляным валом с бревенчатым частоколом и рвом, заполненным водой из реки. Турок обратил внимание и на богатый арсенал и на дальнобойную артиллерию. В период двадцатисемилетнего турецкого владыче-ства Шаргород, второй после Каменца город воеводства, так понравился оккупантам, что они называли его Кучук-Стамбул, то есть Маленький Стамбул. Население же не мирилось с новыми угнетателями, и в 1675 году полковник Морозенко, возглавив восставших Козаков и крестьян, сделал попытку захватить Шаргород, но потерпел поражение, был схвачен; турки долго мучили его и, вырвав язык, прибили гвоздями к одним из трех ворот города. Дом Шнайдеров. Дом армян. Пельменная. Церковь св. Иоанна (18 век). Ратуша (охрана). После возвращения поляков замок восстанавливался около 1715 года, а последние "поправки" делал один из владельцев местечка, князь Роман Сантушко уже в 1850 году. Со временем стены стали разбирать на ка-мень, и теперь они сохранились только частично, до уровня подворья. Все вокруг заросло, застроилось и лишь кое-где проглядывают остатки былого величия и неприступности: мощные стены из камня-известняка, усиленные равномерно повторяющимися контрфорсами. Лучше сохранился дворец по итальянскому образцу - "палаццо ин фортецца", то есть дворец в крепости. Небольшой, но солидного облика параллелепипед каменного здания в два этажа с подвалом и аттиковым этажом, выделенным на фасадах массивным карнизом, оживлен резными из камня характерными ренессансными наличниками прямоугольных несимметрично расставленных окон. Вероятно, аттик украшало завершение в виде короны и лепной декор, а не только бойницы (они видны на чердаке). Дом невелик, но кажется значительно больше своих истинных, размеров. Не сразу можно понять, что это здание o дворец. На этаж в нем приходится всего по три-четыре помещения, расположенных асимметрично. На первом этаже сохранилась надпись о времени постройки здания (1585). Здесь же на стене была роспись, изображавшая вид Шаргорода с замком и храмами. Мраморная доска на фасаде рассказывает по-польски о молнии, попавшей через окно внутрь здания 28 июня 1864 года.

Населённые евреями улицы вели от здания синагоги вверх по склонным холмам, по направлению к торговому центру. Старого города, где рядом с замком располагалась укреплённая ратуша, также входившая в систему оборонительных сооружений. Под ней были устроены обширные склады с большим запасом валашских и немецких вин, а в самом здании находились удобные торговые ряды. Наверное, с крыши надо начать осмотр местечкового дома. Крыша это что-то особенное громадная, че-тырехскатная, провисшая под тяжестью серой чешуйчатой черепицы и словно придавившая к земле весь дом, именно нахлобученная крыша. Под ней голубеют побеленные с большой добавкой синьки (всегда кажется, что мел желтоват) штукатуренные стены. Оттуда, из-под крыши, как из-под козырька особенной, шаргородского фасона и пошива фуражки, выглядывают обрамленные коричневыми ставнями темные окна. Все дома стоят торцом к улице, потому что земля была дорогая, и за нее следовало уплатить тем же Замойским, Любомирским или Сангушкам, а все хотели жить в центре, где торговля и ремесло важнее и нужнее всего. На фасадной стороне размещались обычно торговые лавочки или мастерские шапочника (кержнера), сапожника (шистера), портного (шнайдера), шмуклера (шнуры, тесьма, бахрома) и т. п. Здесь жили факторы (маклеры), ростовщики, комиссионеры и прочие посредники в делах. При устройстве цокольного этажа умело использовался перепад рельефа земляного участка. Многие дома, особенно на центральных улицах, стоят на глубоких многокамерных подвалах со сводчатыми или балочными перекрытиями. Высокие валькованные крыши ещё в начале XX в. были сплошь покрыты плоской черепицей, в настоящее время многие из них перекрыты жестью. Особый колорит улицам Шаргорода предают галереи, расположенные вдоль уличных фасадов домов под сильно выступающими крышами (вынос крыши около 1м.). Многие галереи и балконы сохранили точёные деревянные колонки, резные ограждения перил и калитки. Иcследования ряда Шаргородских домов позволило определить оригинальную функцию некоторых неостеклённых веранд на галереях они были предназначены для проведения праздника Суккот. Сохранились уложенные на балки перекрытия съёмные деревянные щиты с резьбой, имитирующей покрытие из камыша. Такое оформление соответствовало традиции, поскольку именно камыш евреи Подолии использовали для строительства. На время праздника щиты поднимались на специальных подпорках, отрывшиеся люки слегка прикрывали стеблями камыша, а с крыши над верандой частично снимали черепицу, чтобы находившимся внутри были видны звёзды. Помещение цокольного этажа, перекрытого массивными балками, соединено узким сводчатым коридором с весьма просторным каменным подвалом, высота которого в центре полуциркульного свода составляет 3,2 метра. Из этого подземного зала можно было по каменной лестнице спуститься ещё глубже, в уходящие под улицу, ныне засыпанные подвалы. Здание сохранило не только традиционную планировку но и элементы украшения фасадов и интерьера. Изящные колонки и разные парапеты галереи, поднятой на уровень каменного цокольного этажа, украшают фасад, выходящий на площадь. С галереи двери ведут в самое большое помещение дома - аптеку. В перегородку между аптекой и спальней встроена отопительная печь "груба" и специальные шкафы для лекарств. Сохранилась роспись потолка спальни: в центре орнаментальная розетка из серебристых листьев, темно - зелёных вьющихся стеблей и темно синих завитков, угловые композиции из этих элементов и ленточный бордюр по периметру. Стоящие на двух центральных улица дома позднейшей постройки (конец XIX начало XX в.) возводились, как o правило, на фундаментах своих предшественников и в силу этого приобретали традиционный архитектурно-планировочные решения. Оккупация Шаргорода продолжалась с 22 июля 1941г. по. 20 марта 1944г. В Шаргороде фашисты устроили для еврейского населения гетто, в котором погибли сотни людей. Ко времени оккупации в Шаргороде оставалось большая часть еврейского населения. Лишь мужчины призывного возраста ушли на фронт, да отдельные семьи успели эвакуироваться. В общей сложности в оккупированном в Шаргороде оказалось около 1800 евреев. После того, как через город прошли немецкие, венгерские и итальянские воинские части, здесь установился оккупационный режим румынской администрации: Шаргород оказался на территории Транснистрии. Евреи, собранные в неогороженном гетто на улицах Ленина и Маркса, были обязаны носить жёлтую нашивку на одежде и пометить свои дома металлическими щитами с изображением шестиконечной звезды. Для проживания евреям было отведено 337 частных домов, в которых имелось, по официальным данным, 842 комнаты. В течении осени сюда были депортированы и размещены в частных домах и нескольких общественных зданиях ещё около 700 евреев из Бесарабии и несколько тысяч -- из Румынии. Статистическое обследование, которое евреи провели в Шаргороде в декабре 1941г., выявило около 7000 человек, проживающих в гетто. Был создан совет объединенной еврейской общины, который возглавил Меир Тейч, бывший председатель общины Сучавы; шаргородцев в совете представлял пользовавшийся всеобщим уважением бухгалтер Соломон Шмулевич. Совет общины смог оказать помощь и защиту узникам гетто. Еврейские активисты из Румынии умели договариваться с румынской оккупационной администрацией, нередко прибегая к взяткам (румынские евреи, депортированные в основном из Сучавы, привезли с собой деньги и вещи). Общинный совет спас многих узников от принудительных работ и депортации в лагеря, он заранее сообщал о возможных облавах, с тем что бы евреи успевали укрыться в шаргородских катакомбах. Шаргородское гетто, третье по численности (после Могилёва-Подольского и Бершади) на территории Транснистрии, было известно как самое организованное и надёжное. Многие евреи, бежавшие из других мест, в том числе из зоны немецкой оккупации, нашли здесь убежище. Совет общины (состоявший из 25 человек) уже осенью 1941г. провёл самые необходимые мероприятия: открыл пекарню, продававшую хлеб по низкой цене, столовую, где кормили супом бедных, и продуктовый магазин. Была организована еврейская милиция, в которую водши 15 молодых румынских евреев во главе с офицером, юристом по образованию, и двое местных евреев. Крайне высокая плотность населения, недостаток еды, мыла, чистой воды (в местечке было всего 4 колодца, из которых каждый черпал воду своей посудой), дров, а также жесточайшие морозы зимы 1941/42 г. стали причиной эпидемии тифа. Из 27 врачей, бывших в гетто, 23 заболели тифом; 12 из них скончались. Совет общины прилагал все усилия, чтобы противостоять эпидемии: в гетто была открыта аптека, больница, действовала городская санитарно эпидемиологическая станция, было налажено производство мыла, очищены колодцы, отремонтированы электростанции и баня. К апрелю 1942 г. эпидемия тифа угасла. В течении 1942-1944 гг. евреев шаргродского гетто использовали как рабочую силу на строительства дорог Мурафа-Ярошенка и Сосновка-Жмеринка. Совет рбщины пытался оказать всевозможную помощь тем, кого отправляли на принудительные работы, обеспечивая их транспортом и жильём. Среди других функций общинного совета были обеспечение безопасности в городе, контакты с румынским оккупационным управлением, как местным, так и центральным, поддерживание связи с Комитетом помощи в Бухаресте, с партизанами, ведение разведки. В гетто действовал свой суд, общинная казна, система распределения продуктов и товаров первой необходимости. Были созданы ремесленные артели, организована заготовка продуктов питания, лекарств, одежды, дров. Общинный совет создал детский дом, где жили 186 круглых сирот. У моста - плотины через Мурашку за которыми когда- то располагалась Слобода, на небольшой площади стояли лавки и заезды, у самого порога города встречавшие гостей. Здесь по сей день стоит двухэтажное здание корчмы с традиционной галереей - балконом. Мельница. Вечное течение жизни можно прочувствовать в одном из местных кафе, переемственно стоящим там, где веками была у городских ворот если не корчма, так шинок у плотины на Мурашке, на въезде в Шаргород, уже в Слободе-Шаргородской. Если с той стороны моста мы видели еврейский Шаргород, то Слобода-Шаргородская это практически украинский Шаргород. Слобода-Шаргородская возникла в начале XVIII века по уходе турок, от которых, как полагают, остались странные столпы. Впрочем, туркам приписывают на Подолье все малопонятные старинные постройки и названия: считается, что загадочность придает вес и значимость как постройкам, так и местам, где они стоят. Лет сто назад в Шаргороде таких вот столпов насчитывалось четыре, а сейчас их нет вобще. Столп представлял собой шестиметровой высоты квадратного плана пилон. Сложен он был из камней известняка и кирпича на известковом растворе. В верхней части сооружения находился небольшой шатер на четырех столбиках, отчего старожилы предполагали, будто столп это фонарь, определяющий ночью границы Шаргорода, что якобы важно было знать ночной турецкой страже. Интересен и примечателен кирпич, примененный в этом необычном сооружении: его пропорции весьма далеки от привычных размеров кирпича XVII-XX столетий. Соотношение и абсолютная величина кирпича не 1:2:4, а скорее, дают повод полагать размерность, продиктованную антропометрическими величинами расстояниями между мизинцем и большим пальцами руки, между указательным и большим пальцами да длиною указательного пальца. Рядом со слободо-шаргородским столпом прежде стоит деревянная Троицкая церковь, поставленная после ухода турок в начале XVIII века. В усадьбе священника этой церкви тоже были загадочные каменные памятники в виде полумесяца, несомненно, турецкого происхождения. Новые поселенцы, осваивавшие почти триста лет назад этот склон над рекой Мурашкой, принесли свой вековечный украинский быт, образ жизни, культуру. Слобода-Шаргородская имеет вид чисто украинского села с утопающими в зелени садочков и огородов усадьбами. К концу XVIII в. евреи проживали на территории от синагоги, до. костёла, за которым проходило в то время северная граница города. Костёл располагался на высоком месте и доминировал в городской панораме. Напротив него на руинах старой городской стены оборонительной башни был построен уникальный Николаевский монастырь. Немного севернее за городской чертой, на прибрежном склоне у реки Колбасной располагалось еврейское кладбище. Часть старого еврейского кладбища общей площадью приблизительно 10 000 кв.м. сохранилась на довольно крутом берегу реки Колбасной, за Домом быта, немного севернее костёла. Рассказывают, что после войны крестьяне, переселявшиеся в Шаргород из соседних сёл, пытались строить на его территории дома, но всякий раз эти попытки заканчивались трагически: то внезапно умирал один, молодой ещё хозяин нового дома, то другой хозяин попал в автомобильную катастрофу. Сегодня на территории старого кладбища остаётся около 20 надгробных стел, вырезанных из крупных известняковых плит. Некоторые из них украшены растительным орнаментом или барельефом с изображением двух львов, поддерживающих корону. Большинство надгробий датируется первой половиной ХУШв. Среди них есть 2 памятника внутри металлической ограды недалеко от границы кладбища. Здесь похоронены Шаргородские раввины цадики р. Нафтали Герц, сын раввина Аарона Когена, возглавлявший раввинский суд общины, и р. Авраам, сын раввина р. Меира, умерший в 1760г. Рассказывают, что могилы этих праведников оградила не так давно одна еврейка в честь избавления её мужа от тяжкой болезни. На старом кладбище Шаргорода находится несколько известных в народе могил, к которым приходили со всех концов Подолии, Волыни и Бесарабии, чтобы попросить похороненных там праведников о хорошем заработке, о рождении ребёнка каждый со своей бедой. В месяце элуле (август - ? сентябрь) город наполнялся людьми, в основном женщинами, которые навещали здесь могилы предков. Многие из приезжающих на старое шаргородское кладбище были потомками какого-нибудь праведника, и старожилы провожали их к могилам родных, которые могли бы помочь им в беде. В старых изданиях упоминаются и другие шаргородские раввины XVIII в.: это издатель книги "Хокле Исраэль" ("Закон Израиля") р. Яков, сын р. Авраама; автор сочинения "Имрей цруфа" ("Чистые высказывания") р. Авраам Иехиэль Фишель, бывший также раввином в разных местах Германии; раввин, председатель суда и глава общины Шаргорода р. Давид Цви, тесть р. Натана из Брацлава. Известно, что р. Натан, впоследствии знаменитый ученик и друг р. Нахмана из Брацлава, в 1793 г., будучи тринадцати лет от роду, женился в Шаргороде и провёл в доме тестя два года. Состоя на его содержании, р. Натан посвятил эти годы учёбе. Р. Давид-Цви, убеждённый митнагед, оказал сильное влияние на формирование религиозных воззрений своего зятя. G конца 1730 гг. евреи Шаргорода оказались в сфере непосредственного движения р. Исраэля Баал-Шем-Това (Бешта), неоднократно приезжавшего сюда с проповедями. Раввином Шаргорода в то время был р. Яков-Иосиф Коген, в последствии ближайший из учеников и соратников Бешта, известный в истории хасидизма как р. Яков-Иосеф из Полонного (умер в 1784г.), автор первой хасидской книги "Толдот Яков-Иосеф" ("История Якова-Иосефа"). Бывший Шаргородский раввин р. Яков Иос'еф стал одним из ближайших учеников Бешта. Впоследствии он был раввином в Подольских местечках Рашков, Немиров и, наконец, в Полонном на Волыни. Его книги, начавшие выходить в свет в 1780-х гг., заложили основу хасидской литературы. В истории хасидизма сохранились имена Шарго'родских учеников Бешта: р. Давид из Шаргорода и р. Залман из Шаргорода (впоследствии он стал раввином Кишинева и распространителем учения хасидов в Бессарабии, умер в 1782 году). Среди шаргородских хасидов был и гл Мордехай (вероятно, впоследствии один из раввинов города), тесть р. Иссахара, ученика Бешта, одного из ранних хасидских цаддиков Бессарабии, прозванного среди хасидов "Иссахар Кагадоль" ("Великий Иссахар"). Дом Шаргородского раввина был, прежде всего, домом учения. Здесь же в присутствии учеников он вершил раввинский суд (большинство споров в местечке решалось судом раввина), и разрешение реальных конфликтов на основе еврейского закона становилось пред местом обсуждения с учениками. 1799 году на противоположном берегу реки Колбасной, на земле села Гибаловка было открыто новое кладбище, где хоронили евреев в течение XIX - ХХвв. К концу XIX в. его ограда обветшала. Кладбищенский сторож публично объявил в молитвенных домах, что "по кладбищу совершенно беспрепятственно разгуливают собаки, свиньи и рогатый скот". По сообщению Шаргородского корреспондента еврейского еженедельника, средства и материалы (камень) для ремонта к 1893г. были собраны в достаточном количестве, тогда же, по-видимому и отремонтировали ограду.



Оригинал находится по адресу
http://www.mfutur.ru/shargorod_home.html

Год публикации - 2008.

Источник - Метафутуризм - общество развития актуального искусства


См. также:

Замок

Костел Св. Флориана Шарого

Николаевский монастырь

Подолье

Синагога

Слобода-Шаргородская

Шаргород


11.2009
Темы, объекты: Шаргород, Подолье, Замок графа Замойского, синагога 1589 года, костел 1591 года, униатский монастырь, Бурса, М. Коцюбинский, С. Руданский, остатки турецкого вала, катакомбы, остатки еврейского местечка, старое еврейское кладбище, Ян Замойский, Максим Кривонос, Слобода-Шаргородская, Троицкая церковь, цадик р. Нафтали Герц, цадик р. Авраам